Кредиты

Банки готовы закладывать кредиты граждан, но пока охотней это делают за рубежом. Занимать в России они начнут только тогда, когда получат доступ к деньгам пенсионеров.

Потребительские кредиты — лакомый бизнес для банков, и желание зарабатывать на дорогих ссудах заставляет финансистов постоянно искать длинные и дешевые деньги. Особенно если речь идет о долгосрочной ипотеке. Сегодня один из самых модных способов пополнения кредитных ресурсов — секьюритизация кредитного портфеля. Нет-нет, загадочное слово не имеет отношения к секьюрити и секретам. На финансовом жаргоне это означает выпуск ценных бумаг под залог портфеля однотипных кредитов — например, ипотечных или автокредитов. Иначе говоря, потребительские ссуды — хороший актив, который можно заложить и привлечь деньги для раздачи следующих кредитов.

Суть сделки состоит в том, что активы отделяются от основного бизнеса банка путем их передачи SPV (Special Purpose Vehicles). Под этим термином понимается некое юрлицо, которое банк создает специально под эти цели. При этом эмитентом новых ценных бумаг является не сам банк, а именно SPV. В свою очередь, SPV передает активы в доверительное управление кредитной организации-оригинатору. Основной интерес для кредитора в том, что банк передает кредитные требования со своего баланса на баланс SPV, то есть происходит перенос кредитного риска, связанного с банкротством банка. Вероятность же несостоятельности SVP, которая не делает ничего, кроме выпуска и обслуживания ценных бумаг, являющихся инструментом секьюритизации, весьма невелика. К тому же передача активов другому юрлицу позволяет банку уходить из-под действия строгих банковских нормативов.

По словам первого зампредправления Городского ипотечного банка Руслана Исеева, посредством секьюритизации банк одновременно решает задачи привлечения дешевых финансовых ресурсов, доступа к практически неограниченному рынку капиталов и повышения эффективности управления капиталом банка.

Пример наоборот

Западные финансисты давно и с удовольствием секьюритизируют кредитные портфели, сегодня эксперты пророчат этому рынку бурное развитие и в России. Уже свыше десятка кредитных организаций заявили о намерении совершить сделку по секьюритизации в течение ближайших 12 месяц.

Сделки по секьюритизации кредитных портфелей

Российские банкиры попробовали секьюритизацию «на себе» чуть более двух лет назад. Причем что примечательно: в отличие от западных рынков, где структурированные сделки начинались с ипотечных кредитов, в России все происходит наоборот. Банки сначала опробовали этот «диковинный» финансовый механизм на авто (банк «Союз» весной 2005 года и «Русский стандарт» осенью 2006 года выпустили ценные бумаги под залог портфелей автокредитов) и потребительских (ХКФ-Банк зимой 2005 года и «Русский стандарт» весной 2006 года) кредитах. Пионером же стал Росбанк, который еще осенью 2004 года выпустил евробонды, обеспеченные будущими поступлениями по кредитным картам, которые генерируются компанией United Card Services.

Причины того, что российские банки начали проводить сделки по секьюритизации портфелей ипотечных кредитов лишь в прошлом году, объясняются «недоразвитостью» рынка ипотечного кредитования. Это довольно сложный и громоздкий проект, банкам необходимо набрать определенный объем кредитов, который бы позволил снизить издержки, связанные с организацией сделки (расходы на услуги консультантов, юристов и т.д.). Хотя, как успокаивает начальник отдела кредитного анализа и секьюритизации управления анализа финансовых рынков Стандарт Банка Омега Хэтфилд, многие затраты на секьюритизацию единоразовы, поэтому последующие сделки обойдутся банку дешевле.

Чем больше, тем лучше

Руководитель проекта IFC «Развитие первичного рынка ипотечного кредитования в России» Андрей Милютин считает, что задумываться над проведением секьюритизации имеет смысл при наличии портфеля объемом не менее $100 млн. Хотя первые сделки по секьюритизации ипотечных портфелей (ВТБ и ГИБ) были чуть более $70 млн. Но дело в том, что, в отличие от гигантов потребкредитования, отечественные банки, занимающиеся ипотекой, до прошлого года солидными портфелями похвастаться не могли.

Первым «воспользовался ситуацией» ВТБ, выпустив летом 2006 года облигации, обеспечением по которым стали ипотечные кредиты, на сумму $74,2 млн. с погашением в 2034 году. В августе аналогичную сделку впервые провел частный банк — Городской ипотечный — на сумму $72,56 млн. А в ноябре 2006-го первую российскую рублевую секьюритизацию начал Газпромбанк, разместив рублевые ипотечные облигации своей «дочки» — банка «Совфинтрейд» — на сумму 3 млрд. рублей.

Предстоящий год, по оценкам экспертов, может стать годом бума сделок по секьюритизации — финансисты корпят над кредитными портфелями, стремясь нарастить их до приемлемого объема, который позволит совершить структурированные сделки. Об амбициозных планах секьюритизировать портфели заявляли МДМ-Банк, Собинбанк, Международный Московский, Альфа-банк, Банк Москвы, «Русский стандарт», «УралСиб», «ДельтаКредит», «Юниаструм». Не прочь заложить портфель автокредитов банк «Союз» (объем займа может составить $100 млн.). Аккумулируют средства для проведения в наступившем году второй сделки Городской ипотечный банк (объем — $150 млн.) и «Русский стандарт» (планирует секьюритизировать будущие клиентские платежи по кредиткам в размере $300 млн.).

По прогнозам экспертов, подавляющее большинство сделок в области структурных финансов в этом году как раз нужно ждать в конце 2007 года. Как правило, процедура подготовки к сделке занимает около трех месяцев, но, по словам экономиста Альфа-банка Натальи Орловой, прошлогоднее размещение «Альфой» первого транша DPRs (бонды, обеспеченные притоком клиентских средств) в силу своей сложности заняло около 8—9 месяцев. «Для секъюритизации части кредитного портфеля банк предоставляет исчерпывающую информацию обо всех характеристиках пула однородных кредитов, в том числе его качественные показатели. После этого проходит через стандартную процедуру подготовки выпуска ценных бумаг», — объясняет аналитик агентства «Рус-Рейтинг» Виктория Белозерова.

Банкиры интересуются и новыми для России видами активов для секьюритизации. Член правления Стандарт Банка Дмитрий Шевцов планирует в обозримом будущем привлечь деньги под лизинговый портфель. В марте 2006-го в России такую сделку уже провели несколько компаний, предлагающих в лизинг железнодорожный транспорт, — «Магистраль Финанс», которая входит в группу «КИТ Финанс», компания «Инвестиционный партнер» и финкорпорация «Объединенные инвесторы». Возможность использования схемы секьюритизации сейчас рассматривают практически все российские лидеры рынка лизинга — в частности, лизинговая компания «УралСиб» анонсировала планы по секьюритизации в третьем квартале 2007 года лизингового портфеля по автотранспорту.

Особенности национальной секьюритизации

Подавляющее большинство российских банков будут проводить сделки на просторах Европы. Специалисты объясняют это несколькими факторами. По словам советника по международным связям Собинбанка Юлии Бойченко, банкиров привлекает то, что сроки фондирования на западных долговых рынках значительно выше сроков кредитования в нашей стране, а также относительная дешевизна тамошних денег. Но основным аргументом является все-таки несовершенство российского законодательства. «Исторически сложилось, что российские законы о банкротстве и ценных бумагах не обеспечивали достаточной юридической поддержки секьюритизации, — утверждает Омега Хэтфилд. — Кроме того, международные инвесторы не хотели брать на себя валютный риск рубля».

По мнению экспертов, несмотря на то, что в законе об ипотечных ценных бумагах была сделана попытка исключить ипотечное покрытие из конкурсной массы при банкротстве эмитента, сама процедура в документе не прописана, а подзаконных актов, позволяющих получить большую ясность в этом вопросе, нет. К тому же нет и нормативных документов по использованию escrow-счетов, отделяющих потоки платежей по ипотечным кредитам от остальных, что дает инвестору определенные гарантии. «Такой режим банковского счета ограничивает право эмитента, являющегося владельцем счета, распоряжаться денежными средствами, которые поступают от заемщиков», — объясняет старший юрист юридической фирмы «Линия права» Александра Фасахова.

Но есть и другие сложности. Так, в российском законодательстве до сих пор не определен статус SPV, в качестве которой может выступать ООО или ОАО. Но классической SPV оно не будет — у российского юрлица по закону должен быть гендиректор или управляющая организация. Если управлять SPV станет компания, то она по российским законам будет обязана предоставлять финансовую отчетность в налоговые органы. В то же время на Западе SPV создается как бесприбыльная структура, которая, соответственно, не платит налог на прибыль. Кроме того, у компании нет ни имущества, ни персонала. Ну, и для того, чтобы быстро создать SPV-компанию, в Европе нужно два дня, а в России — не меньше шести месяцев.

Еще один очень важный аспект — защита персональных данных. Поскольку банк передает кредитный портфель SPV-компании, являющейся третьим лицом, он вынужден раскрывать информацию, которая может подпадать под действие закона о защите персональных данных. В связи с участившимися случаями появления на черном рынке новинок в виде всевозможных баз данных, это вызывает опасения как у игроков рынка, так и у регулирующих органов.

Политические финансы

Однако уже в ближайшем будущем ситуация на рынке может измениться. По крайней мере, на рынке ипотечной секьюритизации: банки постепенно переориентируются на рублевые кредиты, а значит, занимать им теперь выгодней именно в рублях. Но и те, кто выдает ссуды в валюте, не готовы брать на себя валютные риски в условиях укрепления рубля. По данным Банка России на 1 октября 2006 года, за год доля рублевых ипотечных займов увеличилась с 23% до 52%.

Правда, на рынке бытовало мнение, что секьюритизировать ипотечные кредиты в России не удастся. У нас нет того количества заинтересованных инвесторов, которые могли бы купить большой объем бумаг. Даже несмотря на то, что прошло уже более трех лет с момента принятия закона «Об ипотечных ценных бумагах». Поэтому выпуск в ноябре 2006 года облигаций с ипотечным покрытием в 3 млрд. рублей «дочкой» Газпромбанка банком «Совфинтрейд», по мнению участников рынка, преследовал скорее политические, а не экономические цели. Нужно было показать, что секьюритизация на российском рынке возможна. Сделка проводилась с помощью компании «ГПБ-Ипотека», выступившей в качестве аналога SPV, и с учетом всех белых пятен российского законодательства. Теперь игроки рынка ждут давно анонсированной сделки АИЖК по секьюритизации в объеме более 3 млрд. рублей.

Игроки рынка убеждены: без появления серьезных инвесторов дальнейшее развитие внутреннего рынка секьюритизации ипотечных портфелей может остановиться еще в зародыше. Выходом из ситуации может стать доступ к пенсионным деньгам — то есть возможность инвестирования пенсионных отчислений в ипотечные бумаги. Сегодня инвестировать в них могут лишь негосударственные пенсионные фонды (НПФ), тогда как более 90% пенсионных накоплений наших соотечественников лежит мертвым грузом на балансе государственной УК в лице Внешэкономбанка. «Если нам дадут доступ к пенсионным деньгам, бум сделок по секьюритизации я вам обещаю», — потирает в предвкушении руки топ-менеджер одного из банков первой тридцатки. Теперь все ждут решения законодателей, которое, правда, в любом случае не коснется секьюритизации других (помимо ипотечных) портфелей долгов (автокредитов, потребительских ссуд, лизинговых портфелей). В России выпустить ценные бумаги, обеспеченные такими кредитами, пока невозможно в силу элементарного отсутствия соответствующих законов.

Так что на ближайшие годы данные сделки уж точно останутся полностью закордонными. Но даже при этом аналитики прогнозируют, что интерес к секьюритизации у отечественных банкиров не пропадет. По словам Натальи Орловой из Альфа-банка, это не в последнюю очередь связано с тем, что на внутреннем рынке процентные ставки снижаются медленно, а в ближайшие годы могут начать расти, что приведет к увеличению спроса на внешние источники финансирования.